February 13th, 2012

Под эгидой "литература для избранных" в Израиле с интересном читают нашу новую книгу.


 Как-то раз Платон зашел в бар...

Чем, по-вашему, человек отличается от других млекопитающих? В первую очередь, конечно, умением носить галстук и патологической любовью к футболу. Ну, а во вторую - стремлением найти во всем смысл, а затем - посмеяться над результатами. То есть к философствованию и выдумыванию анекдотов.

Гарвардские профессора философии Том Каткарт и Дэн Клейн в своей блестящей книге объединили эти две склонности и подарили нам увлекательное путешествие по истории философских учений, проиллюстрировав ее самыми смешными и мудрыми на свете анекдотами. В компании с Платоном, Гегелем, Кантом, Декартом, Бартом и… авторами читатель сможет окунуться в философские дебри - но не утонуть, а вдоволь посмеяться.

Это книга для тех, кто ищет простые ответы на самые главные вопросы: что есть бытие? Какова природа реальности? Обладаем ли мы свободой воли? Сколько ангелов могут танцевать на конце иглы? Сколько человек требуется, чтобы поменять лампочку? А также для тех, у кого отличное чувство юмора. Иными словами - для тех, кто догадывается, чем именно человек отличается от других млекопитающих.

Философия и шутка в своем оригинальном сочетании лишают серьезные вопросы той тяжеловесности, которую ей обычно навязывают академические институты. Познание истины читателем осуществляется как веселая игра, подобно тому, как дети, лишенные проблем взрослого мира, посредством веселья и игры легко познают основы мироздания и еще не лишены непосредственного видения истинной природы вещей.

Социальная и политическая философия

Социальная и политическая философия занимаются вопросами социальной справедливости: зачем нам нужно правительство? Как должны распределяться материальные блага? Как можно обеспечить справедливое общественное устройство? Раньше такие вопросы решались просто: сильный парень бил слабого по голове дубиной, и все. Однако через много столетий существования социальной и политической философии человечество осознало: ракеты в таких случаях гораздо эффективнее.

Димитрий: Тассо, мы можем толковать о философии до посинения, но, если разобраться, все, что мне действительно нужно от жизни, - это собственный маленький домик, овечка и трехразовое питание.

Тассо толкает Димитрия.

Димитрий: Ты что?

Тассо: Почему бы мне не толкнуть тебя или кого-нибудь еще, если мне так хочется?

Димитрий: А как же стража?

Тассо: А откуда ей знать, что именно нужно делать и почему?

Димитрий: О, Зевс тебя побери! Мы опять толкуем о философии!

Метафизика

Главные вопросы метафизики: что есть бытие? Какова природа реальности? Обладаем ли мы свободой воли?

Телеология. Есть ли цель у существования вселенной?

Мистер Голдштейн шел по улице с двумя внуками. Шедший навстречу знакомый спросил, сколько лет мальчикам.

- Врачу - пять, а юристу - семь, - ответил мистер Голдштейн.

Один человек искавший смысл жизни, проведал, что самый мудрый гуру во всей Индии живет на вершине самой высокой индийской горы. Он шел через города и холмы и, в конце концов, добрался до знаменитой горы. Склоны ее были чрезвычайно круты, он не один раз срывался и падал. Когда он достиг вершины, то весь был покрыт синяками и ссадинами. И вот, наконец, он увидел гуру, сидевшего, скрестив ноги, на пороге собственной пещеры.

- О, мудрый гуру! - воскликнул путник. - Я пришел, чтобы узнать у тебя тайну бытия.

- Ах, да, тайна бытия, - произнес гуру. - Тайна бытия - чайная чашка.

- Чайная чашка?! Я проделал весь этот путь сюда, чтобы узнать смысл жизни, а вы говорите мне, что это - чайная чашка!

- А может, и не чайная чашка, - пожал плечами гуру.

Таким образом, гуру признал, что формулировать смысл жизни - дело скользкое. И не каждому дано наполнить чашку чаем.

Эссенциализм. Какова структура реальности? Какие характерные признаки делают вещи такими, каковы они есть? Или, как обычно выражаются философы, какие характерные признаки делают вещи тем, чем они не являются?

Аристотель проводил различия между сущностными и акцидентными, или случайными свойствами вещей. По его мнению, сущностные свойства - те, без которых вещь не могла бы быть такой, какова она в действительности, а случайные - те, что определяют, как эта вещь будет существовать, но не что она есть.

Когда Томпсону исполнилось 70, он решил полностью изменить образ жизни, чтобы прожить подольше. Он сел на строгую диету, стал совершать пробежки, плавать и принимать солнечные ванны. За три месяца он похудел на 30 фунтов, его талия стала уже на шесть дюймов, а грудь, напротив, раздалась. Стройный, гибкий и загорелый, он решил завершить создание нового облика новой спортивной стрижкой. Когда он вышел из парикмахерской, его сбил автобус. Умирая, он возопил:

- Господи, как ты мог так поступить со мной?
И гут он услышал голос откуда-то сверху:
- Честно говоря, Томпсон, я тебя не узнал.

Логика

Закон непротиворечивости. Принцип непротиворечивости Аристотеля гласит, что одна и та же вещь не может обладать определенным свойством и одновременно не обладать им.

Рабби вершит в деревне суд. Первым встает Шмуэль и излагает свое дело:

- Рабби, Ицхак каждый день гоняет своих овец через мою землю. Его животные уже вытоптали весь мой урожай! Это моя земля. Это несправедливо!

- Ты прав, - говорит рабби.

Но тут встает Ицхак и заявляет:

- Но, рабби, через его землю проходит единственная дорожка к озеру, из которого мои овцы пьют воду. Без воды они умрут. Всю жизнь пастухи могли свободно проходить через земли вокруг озера, а я ничем не хуже их, и значит, тоже имею на это право!

- Ты прав, - отозвался рабби.

Тут служанка, слышавшая всё это, воскликнула:

- Но, рабби, они не могут быть правы одновременно!

- И ты тоже права, - промолвил рабби.

Индуктивная логика. В истории литературы не было персонажа, более прославившегося своими дедуктивными способностями, нежели Шерлок Холмс. Увы, на самом-то деле Холмс использовал индуктивную логику: он изучал конкретную ситуацию, и лишь потом делал общий вывод, опираясь на своей предыдущий опыт, используя аналогии и рассматривая возможные варианты, - как в следующем анекдоте:

Холмс: Ватсон! Взгляните на эти звезды и расскажите мне, какой вывод, используя дедуктивный метод, вы можете сделать.

Ватсон: Я вижу на небе миллионы звезд. А раз они существуют, значит, среди них, возможно, есть и планеты. Из чего мы, в свою очередь, делаем вывод, что некоторые из них напоминают нашу Землю. Следовательно, на каких-то из них может существовать жизнь.

Холмс: Ватсон, вы - идиот. Это означает, что у нас украли палатку.

Опровергаемость. Карл Поппер, философ XX столетия утверждал: если теория состоятельна, непременно должны существовать условия, в которых она окажется ложной.

Двое мужчин готовят завтрак. Один из них, намазывая масло на хлеб, произносит:

- Ты замечал, что бутерброд всегда падает маслом вниз?

- Нет, не замечал, - отвечает другой. - Думаю, так только кажется, потому что, когда бутерброд действительно падает маслом вниз, бывает очень неприятно затем оттирать полы. Я лично полагаю, что бутерброд столь же часто падает маслом вверх.

- Ты так считаешь? - восклицает первый. - Тогда смотри!

С этими словами он бросает на пол свой бутерброд, который благополучно приземляется маслом вверх.

- Ну, что я тебе говорил? - усмехается второй.

- Ну и что? - пожимает плечами первый. - Просто я намазал маслом не ту сторону!

Да, этого пария никакие доказательства не заставят отказаться от своей теории!

Дедуктивная логика. Дедуктивная логика следует от общего к частному. Суть дедуктивной логики выражена в силлогизме: «Все люди смертны. Сократ - человек, следовательно, Сократ смертен». Удивительно, однако, сколь часто люди ставят все с ног на голову, произнося утверждения вроде: «Все люди смертны. Сократ смертен, следовательно. Сократ - человек». Подобные рассуждения нелогичны. Это все равно, что утверждать: «Все люди смертны. Хомячок, которого мы купили сынишке, смертен, следовательно, его хомячок - человек».

Старый ковбой заходит в бар и заказывает выпивку. Он сидит за столиком, потягивая виски, и тут к нему подсаживается молодая девушка. Обернувшись к нему, она спрашивает:

- А вы правда настоящий ковбой?

- Ну, я всю жизнь прожил на ранчо, - перегонял лошадей, чинил изгороди, клеймил скот, - отвечает тот. - Так что, наверное, я и вправду настоящий ковбой.

- А я лесбиянка, - отвечает девушка. - Я целыми днями думаю о женщинах. Едва я успеваю проснуться, как начинаю думать о женщинах. Неважно, смотрю ли я телевизор или принимаю душ - все наводит меня на мысли о женщинах.

Чуть позже к ковбою подсаживается пара и спрашивает:

- А вы правда настоящий ковбой?

- Раньше я думал, что я действительно настоящий ковбой, - вздыхает тот. - Но я только что понял, что, оказывается, я - лесбиянка.

Индуктивное рассуждение по аналогии. Нет ничего лучше рассуждения по аналогии, - разве только вам удастся вовсе уйти от дискуссии. Один из примеров утверждения по аналогии касается вопроса о том, кто создал Вселенную. Некоторые мыслители утверждают: поскольку Вселенная подобна часам, где-то должен существовать и Часовщик… Как правило, доказательства по аналогии не слишком убедительны.

Софизм Pro hoc ergo propter hoc. …«после этого и, значит, вследствие этого». Эта фраза описывает логическую ошибку, допускаемую, когда последовательные во времени события рассматриваются, соответственно, как причина и следствие. …этот вид софизма особенно активно используется в политической и социальной риторике. К примеру: «Большинство людей, ставших героиновыми наркоманами, начинали с марихуаны». Это так, но еще большее их число начинали вообще с молока».

Мальчишка из Нью-Йорка в сопровождении своего двоюродного брата исследует болота Луизианы.

- А правда, что аллигатор не сможет напасть на тебя, если ты несешь в руках фонарик? - спрашивает он.

- Зависит от того, с какой скоростью ты несешь фонарик, - отвечает его кузен.

Ложный вывод Монте-Карло. Мы все знаем, что на колесе рулетки - половина черных и половина красных секций, а значит, мы имеем 50% вероятности, что при повороте колеса выпадет красное. Если мы будем крутить колесо много раз подряд - скажем, тысячу, и при этом оно будет исправно и на нем не будет никаких хитрых приспособлений, то красное выпадет примерно 500 раз. Соответственно, если мы покрутим колесо шесть раз, и все шесть раз выпадет черное, у нас появится повод думать, что, поставив на красное, мы повысим свои шансы на выигрыш. Ведь красное должно выпасть, правда же? Нет, неправда. На седьмой раз вероятность того, что выпадет красное, будет составлять все те же 50%, - равно как и в каждый следующий раз. Это верно вне зависимости от того, сколько раз подряд выпало черное. Так что вот вам весьма разумный совет, основанный на ошибке Монте-Карло:

Если вам предстоит полет на самолете, ради собственной безопасности возьмите с собой бомбу: ведь вероятность того, что на одном и том же рейсе встретятся сразу два парня с бомбами, чрезвычайно мала.

Парадокс Зенона. Забег Ахиллеса и черепахи.

Продавец: Мэм, этот пылесос вполовину сократит вашу домашнюю работу!

Покупательница: Отлично! Дайте мне два.

Логические и семантические парадоксы. Прародителем таких парадоксов считается парадокс Рассела: «Содержит ли множество всех множеств, которые не содержат себя, самое себя?»

В одном городе живет брадобрей - кстати, мужчина. Он бреет всех горожан, которые не бреют себя сами. Бреет ли брадобрей самого себя?

Философия математики. Кто сказал, что дважды два - четыре? Действительно ли это аналитическое утверждение, верное по определению? Является ли сумма двух и двух частью определения числа четыре?

Абориген из племени вухуни заявил западному антропологу, что дважды два будет пять. Антрополог поинтересовался, как он пришел к такому выводу.

- Разумеется, я посчитал, - ответил абориген. - Я завязал на веревке два узелка, затем завязал еще два узелка на другой веревке. А когда я связал обе веревки вместе, у меня получилось пять узелков.

Абсолютистская этика: Божественный закон. Божественный закон трактует этику просто: если Бог сказал, что это плохо, значит это плохо, окончательно и бесповоротно. Вот, в общем-то, и все. Но и здесь есть проблемы. Во-первых, как мы можем с уверенностью судить, что на самом деле думает Бог? Из Священного Писания, утверждают фундаменталисты. Но откуда было знать людям, упомянутым в Священном Писании, что сигналы, которые они получали, действительно посылал им Господь? Другая проблема, связанная с божественным законом, кроется в интерпретациях. Как именно следует почитать своих отца и мать? Каждый год посылать открытку на День матери? Или выйти замуж за сынка дантиста - зануду, к чему тебя склоняют твои почтенные родители?

Моисей спускается с горы Синай, держа в руках скрижали.

- У меня две новости: одна хорошая, другая - плохая, - обращается он к ожидающей толпе. - Хорошая: сторговались на десяти. Плохая: прелюбодеяние вошло.

Главный категорический императив и старое золотое правило. Основным принципом Канта, критерием всех его этических максим, был, как он сам называл его, «главный категорический императив». Правда, на первый взгляд он кажется лишь приукрашенной версией старого золотого правила, которое гласит: «Поступай с другими так, как хочешь, чтобы они поступали с тобой». Главный категорический императив: «Действуйте исходя лишь из тех максим, которые, по нашему представлению, могли бы служить всеобщим законом».

Садист - это мазохист, который следует золотому правилу: не стоит поступать с другими так, как вы хотели бы, чтобы поступали с вами: у других людей могут быть иные вкусы.

Вера в Бога. Агностик - человек, который полагает, что бытие Божье недоказуемо на основании имеющихся данных, но который, однако не отрицает возможности существования Господа. Агностик стоит лишь в одном шаге от атеиста, который полагает вопрос о существовании Бога закрытым.

В первый день Нового года по еврейскому календарю на службу в синагогу приходит мужчина с попугаем на плече. Он заключает с несколькими присутствующими пари, что его попугай способен провести службу лучше, чем кантор. Однако в нужный момент попугай сидит молча, не издавая ни звука. Позднее, дома, мужчина набрасывается на попугая с упреками, громко сожалея о проигранных деньгах.

- Подумай своей головой, поц! - восклицает в ответ попугай. - Представляешь, сколько мы теперь сможем выиграть в Йом Кипур!

М.: Альпина нон-фикшн, 2012